ВЕЧЕР ШУТОВ

1.jpg

Проект «ВЫХОДНЫЕ С БЕРГМАНОМ»

95 мин.

Драма

1953 г.

Швеция

Режиссер Ингмар Бергман

В ролях:

Оке Грёнберг, Харриет Андерссон, Хассе Экман, Андерс Эк, Гудрун Брост, Анника Третов, Эрик Страндмарк, Гуннар Бьёрнстранд, Курт Лёвгрен, Кики

Бродячие циркачи, шапито, акробаты, жонглеры, фокусники и шуты — театр! А разве вся наша жизнь — не театр, и мы в ней — не актеры?

 

Это, безусловно, первое вершинное достижение кинематографа Ингмара Бергмана. Хотя ему пришлось ждать ещё несколько лет до всемирного признания, в данной картине 35-летний шведский автор приблизился к ясности и совершенности своего творчества. Внешняя простота и безыскусность истории, всерьёз принятой многими в момент выхода ленты на экран за народную байку, своего рода лубок о странствующих циркачах, на самом-то деле обманчива. В этом плане бергмановский «Вечер шутов» перекликается с фильмом «Дорога» Федерико Феллини, снятом почти одновременно.

 

Заурядна и заунывна «жестокая мелодрама» о живущем в начале ХХ века циркаче Альберте Юхансоне, которого не очень радует жизнь с молодой женой Анной, вдобавок изменяющей ему с дамским угодником Франсом, актёром провинциального театра. Уставший скитаться по свету шут вполне готов бросить цирк, вернуться к прежней жене Агде и детям, завести счёт в банке и стать обыкновенным мелким буржуа, добропорядочным обывателем.

 Но высокий талант Бергмана превращает бытовое, заземлённое, даже низменное — в бытийно-трагическое, философско-безысходное и, вопреки всему, поэтически-одухотворённое, очищающее. Сама живая реальность, мучая людей и калеча их судьбы, всё-таки примиряет и умиротворяет, даёт хоть призрачную надежду на избавление и прощение. Шведского режиссёра, протестанта по воспитанию, одержимого поисками Бога или Сверхистины, трудно заподозрить в пантеизме. Между тем, начиная с картины «Вечер шутов» (а потом в целом ряде лент — «Седьмая печать», «Земляничная поляна», «Девичий источник»), «неравнодушная природа» оказывается последним пристанищем для отчаявшихся душ, внося покой и свет в истерзанный и сокрытый во мраке грешный, разуверившийся мир.

 

Ингмар Бергман, несмотря ни на что, верит в жизнь и человека (как бы банально это ни звучало!). И спасительным прибежищем, по его мысли, может остаться искусство, даже если оно столь грубо, простонародно, площадно, пахнет потом и опилками, как жалкий цирк из фильма «Вечер шутов». Кстати, в американском прокате он назывался «Опилки и блёстки». В оригинальном же названии угадывается ещё что-то евангельское с намёком на «тайную вечерю» блаженных мира сего. Как считает Йёрн Доннер, один из тонких исследователей творчества шведского мастера, Бергман «никогда не прикасался столь ощутимо к некоему символу веры, своего рода Евангелию, различаемому у него за всей грязью, пошлостью и унижением».

 

Завершено. Прошедшие сеансы:

20 марта, 2010
20.00 (круглый зал)